» » Попейте чайку


 
 

«Попейте чайку!» -

Слово матушки Николаи на XIVНиколаевских Чтениях

после просмотра кадров из фильма «ХРАМ»,

посвященных отцу Николаю

 

 

Батюшка Николай был немногословен. «Святые молчат» — как-то обронил Старец. Но дух, обитавший в его сердце, приводил к Богу. Часто без слов… «Православное кино наше имеет своим началом фильм режиссера Владимира Дьяконова «Храм». (Сценарист Анатолий Никифоров,1988 — авт.) — читаем в замечательной статье В. П. Виноградова «Экклезия?», раскрывающей причины нашей духовной трагедии. — В сущности, не весь этот фильм, а только маленький эпизод, который длился на экране всего-то секунд тридцать и который приковал к себе зрителя, потому что показал человека, на ком почила Благодать. У стола, на котором стоит самовар, сидит Батюшка Николай Гурьянов. Он смотрит на зрителя своим ясным, чистым детским взглядом. И, вдруг, говорит ласково, тихо, неторопливо и убедительно: «Благодарите Отца Небесного! У нас ведь все-все есть в изобилии: и хлеб, и сахар, и труд, и отдых. За все, слава Богу!»Больше он не знал, что сказать, сидя перед непонятной ему камерой и осветительными приборами, направленными на него. Несколько секунд он продолжает просто смотреть своим открытым взглядом, лишенным всякого лукавства, на стоящих перед ним людей: режиссера, оператора, осветителей… И вот снова неожиданно он берет стоящую перед ним чашку чая и, протягивая ее, возможно, беседующему с ним, произносит: «Попейте чайку!» Еще несколько секунд его любящий взгляд оставался на экране, и все… И именно этот эпизод и был тем началом российского православного кино, которое дало мiру такие шедевры, как «Полк, смирно!» (Борис Лизнев. 2007), где все творческие силы отдавались раскрытию внутреннего мира православной души…

«Попейте чайку!» — проникало в каждое сердце. А почему? Что за знания такие доходили до самого сердца? А не в словах дело! Все дело в Любви, исходящей от говорившего эти слова. С экрана на зрителей смотрел человек, который любил не всех, а каждого из них. Вот и весь секрет истинного православного кинематографа. Он не в каком-то там возрождении непонятно чего, он не в отсутствии ведущих и дикторского текста, он в… Любви, исходящей с экрана, хотя бы всего только на 30 секунд. Да, еще 25 лет тому назад можно было даже на экране увидеть саму Любовь, о которой непрестанно говорил Господь Христос. Ныне же видим лишь стремительное ее охлаждение… Хочется предложить совет снимающим ныне множество фильмов… Прибегнем к сравнению: Святитель Николай Сербский обратился в свое время к сербам с настоятельной сердечной просьбой: «Серб, веди себя мудро, как отцы твои. Не позволяй каждому, чтобы пастырем был». Точно так и режиссер православного фильма: не позволяй каждому влезать в твой кадр! В художественном кино, чтобы этого не было, есть «кастинг». Наш «кастинг» — найти отца Николая Гурьянова, который даже тридцатью секундами пребывания в кадре, освятит весь фильм, как ученик Христов, любящий каждого зрителя, покажет собою суть Православия». (Вадим Виноградов. Экклезия?)

 

 

 

 

«Благодатию спасаемся, а не законом»

 

 

Истинность духовного наблюдения Вадима Петровича о великой силе Благодати, исходившей только от лика Батюшки, подтверждается многими свидетельствами: «А к Вере Господь привел через Батюшку Николая (Гурьянова), Царствие Ему Небесное… По этому поводу написал такую частушку:

 

Я прихрамывал да язву имел,

От отчаяния в подушку ревел,

То бросало меня в жар, то в лед,

Углублялся то в леса, то в народ.

А спасение с надеждой пришло,

Словно в темечко кто хряпнул веслом,

Человек святой мне глянул в глаза,

С той поры я православная овца…

 

Почему частушку? Потому что встреча с Богом была очень радостной, улыбка Благодати не сходила с лица, наверное, что-то с неделю, а может и больше… Кстати, с Батюшкой я лично не встречался, а просто посмотрел документальный фильм о нем! Пути Господни неисповедимы, хотя я сейчас понимаю, что это была «обычная», предваряющая БЛАГОДАТЬ. Храни Бог!» (Дмитрий Гусев. Лицедейство и Церковь. 2007)

 

В жизнь многих людей отец Николай вошел в уже далеком от нас 1988 году, когда впервые к тысячелетию Крещения Руси кинематографисты сняли отнюдь не парадный фильм «Храм» (режиссер и оператор Владимир Дьяконов, автор – Анатолий Никифоров) - о современном, подлинном Православии. Там-то мы впервые и увидели источавшее дивный свет лицо настоящего русского Старца. «Они рыбку ловят, а мы за них молимся», - говорил он о земляках-талабчанах. И добавлял со старческой мудростию: «Пейте чаек-то! Правда, холодный, остывший чай...» И ясно было нам, делающим первые шаги ко Христу, что речь идет не о стакане чая, а о чем-то неизмеримо большем...
Но и помимо сказанных в фильме слов, в сердце вошел образ настоящего подвижника и молитвенника за Святую Русь».

Для Церкви Русской все, что говорил Старец – спасительно. Тысячи людей привел к Богу и просветил именно этот эпизод из фильма – где ведающий Бога отец, сказал то, что ему дано было от Духа. И народ понял и принял. Увидел истинного наставника и духовника, каким призван быть пастырь, а не наемник. Прозрел, что Батюшка, с любовию предлагавший сахарок уже подтянувшему пояса и голодающему народу, имеет мудрость Свыше: «Потерпите, мои драгоценные! Живем не без Милости Божией. И не такое бывало на Руси. Благодарите Бога! У нас все есть… И хлеб, и вода, и сахар… И мухи, - однажды пошутил, - Господь не оставляет. Только Веру храните!» - Лишенные десятилетиями любви и заботы пастыря, люди, несомненно, уверовали, что если слушать его Слово – спасешься.

Вадим Петрович Виноградов в статье«PRO & CONTRA» пишет: «Спустя три года после виденных кадров о. Николая, впечатление от них не притуплялось. И, снимая «Русскую тайну», очень хотел, чтобы и в этом фильме появился отец Николай. Для этого: я, директор картины Зинаида и оператор Саша, отправились на Остров Залита (Талабск). Зинаида была у нас тогда на студии профоргом. Она не оставляла без внимания ни одного болящего или нуждающегося, все время о ком-нибудь она заботилась. Если случайно переступала порог Храма, слезы начинали литься из ее глаз до тех пор, пока она не покинет Храм. Она мне говорила, что два ее сына все время просят ее: - Мама, крести нас.

- Ну, и что же ты, - спрашиваю ее. Отвечает:

- Некогда.

 

Вот такая Зинаида. Саша - оператор, был не только абсолютно мiрской человек, совершенно далекий от всего духовного, он был человеком светским, любившим все заграничное и саму заграницу. Отправились мы на Остров поздней осенью, когда уже туда прекратили ходить рейсовые пароходики. Во Пскове созвонились с Островом, они прислали за нами моторную лодчонку. И вот мы на Острове. Спрашиваем, где дом о. Николая. Нам объяснили, как к нему идти. Я сказал своим, чтобы они с тяжеленной аппаратурой пока подождали здесь, а сам отправился на разведку. Дом отца Николая нашел быстро, во дворе никого, постучал в дверь, отец Николай и отворяет.

 

Проводит в дом, я ему говорю, что хотелось бы его снять, говорить ничего не надо, просто, стоящим на молитве. Вижу, что съемка ему, ну, никак не желательна.

- Я весь мокрый, - говорит он. И действительно он был тогда болен. Но и меня не хотел обидеть:

- Может быть, щей желаете, мне только что принесли свеженьких? Можно я Вас маслицем помажу от Гроба Господня? Помазал маслицем, поговорили еще немного, и я отправился к своим. Прихожу, Саша стоит один, Зинаиды нет - поскольку я задержался, она пошла меня искать, но другой дорогой, и мы разошлись. Ждем Зинаиду. Приходит, рассказывает, что нашла дом отца Николая, постучалась, он открыл. Она:

Вадим Петрович Виноградов- Батюшка, у Вас нет нашего режиссера?

- Нет, он ушел, - смотрит на нее. - Как зовут тебя?

- Зинаида.

- Я за тебя сегодня молиться буду, Зинаида.

Зинаида уходит. Прозрел Старец о чистом сердце зинаидином, находящемся в потемках. Надо уезжать. Я говорю:

- Приехали к Старцу за тридевять земель, а Саша его даже не увидел.

- Зина, проводи Сашу к Старцу, пусть хоть посмотрит на него.

- А что мы скажем?

- А скажи только: Батюшка, вот наш оператор Александр, благословите его. И все. А ладони сложи вот так и немного наклонись.

Ушли. В скорости возвращаются.

Саша идёт, какой-то сам не свой. Подходит:

- Вот это, да! – говорит так,как будто увидел чудо.

-А что произошло то? – спрашиваю с нетерпением, сам потрясенный новым Сашей.

- А все, как Вы сказали, Батюшка отрыл дверь, я ему сказала:

- Батюшка, это наш оператор Александр, благословите его.

Он перекрестил Сашу, и мы ушли.

Отчего же у безбожного Саши такой потрясенный вид с вырывающимся: Вот это, да?

Сашино: Вот это, да! и его состояние потрясенного человека - напомнило то время, когда и увидел впервые отца Николая на экране. И причина здесь в том, что просто Саша увидел впервые в своей жизни человека, который его любит, и это его потрясло»…

Вадим Петрович Виноградов- Родился 2 мая 1932 года, живет в Москве. Известный кинорежиссер научно-популярного кино, документалист киностудии «Святой Великомученик Меркурий». Член Союза кинематографистов с 1966 года. Автор фильмов «Час ученичества», «Самый долгий экзамен»… Но это в прошлом. Ныне – затворник, православный мыслитель, воплотивший свои думы в фильмах «За други своя», «Русская тайна», «Гефсимания Царя-Мученика», «Свеча», «Двухтысячное Рождество Христово», «Жертва Правды», которые были отмечены первыми премиями на различных кинофестивалях…

9-06-2016, 15:26
Автор: Александр
Просмотров: 1 588
  • Нравится
  • 3
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.