» » Остров цветов святому, по земле ходившему


ОСТРОВ ЦВЕТОВ СВЯТОМУ, ПО ЗЕМЛЕ ХОДИВШЕМУ

Батюшке Николаю (Гурьянову)
   Исповеднику Христову
   смиренному епископу в схиме Нектарию

   24.05.2909+24.08.2002


   

«История Церкви – это история Ее Святости»
   Патриарх Пимен (Извеков)


   
   
   

Святое смирение


   Батюшка Николай нес в себе самое главное, что отличает русское старчество – нежное и светлое чувство отеческой любви. Всю жизнь он искал не святости, а смирения, и достиг его. А где Любовь и Смирение – там и святость. Старец Порфирий Кавсокаливит говорил: «Святое смирение – дар Божий душе. Его дает Бог, когда найдет ее чистой, предуготованной. Тогда удовлетворенно Он взирает и привлекает душу к Себе». А игумен Никон (Воробьев) часто напоминал: «Мерою духовного роста человека является его смирение. Спаситель призывает всех научиться от Него смирению; не посту, не молитве, даже не Любви к ближнему, а смирению. Только через смирение человек делается един дух с Господом (1 Кор. 6.17)».
   По прошествии времени поняла, что мы видим в святых в основном их внешние добродетели, а внутренняя сила, их сокровенная красота остаются от нас сокрытыми. То немногое, что обычно знаем, становится известным лишь потому, что они не смогли этого скрыть. Отцы говорили: «Только Бог знает духовную меру святых. Даже сами святые ее не знали, так как исследовали только свои грехи, а не добродетели».(1)
   «Ведь истинный подвиг очень незаметный» - говорил Батюшка.
    Но он не сокрыт от тех, кто видит мир очами сердца, кто сам живет смиренно и незаметно.
   «В облике отца Николая всегда был Свет... Свет от Света. Это святой, подобный Серафиму Саровскому. Он освятил нашу жизнь, жизнь Церкви» - таким увидел отца Николая искренне любящий его Старец Кирилл (Павлов). Ему от Бога дана благодать видеть сердца. В конце 2004 года у него случился инсульт с парализацией, даже речи. Какое-то время отец Кирилл находился между жизнию и смертию, и как свидетельствовали его близкие, в это время произошло чудо. Батюшке явился Господь и сказал, что он еще должен оставаться на земле. Что еще открыл Господь Старцу – это его тайна, тайна великая, сокровенная. Но для нас очевидно: это таинственное блаженство даровал Господь праведнику, ибо сердце его бьется и живет только молитвой Иисусовой. И сбываются на нем слова Апостола: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2.20).
   
   

Десница Старца


   На Светлой Седмице посчастливилось быть в Переделкино у отца Кирилла и только увидеть его один миг. Но этот миг укрепил сердце . Добрые люди, находящиеся при отце, позволили побыть несколько минут в келлии. По лицу Батюшки было видно, что он находится в глубокой молитве, можно было различить беззвучное едва уловимое движение губ: «Господи, Иисусе Христе»... Он очень напомнил мне Батюшку Николая в последние дни его жизни. Уже совсем нездешний, но одновременно несказанно родной и близкий отец.
   От величественных рук исходили свет и покой. Увидела невероятную схожесть, подобие рукам отца Николая – то же смирение и тихость духа. Когда прикладывалась к благословенной руке, в сердце вошла теплота, и оно затрепетало благодарностию к Богу за все, что Он нам посылает. И подумалось: отче Кирилл страдает за всех нас, обнимая таинственно с любовию в своем внутреннем созерцании всю монашескую братию, всех сестер... Всю Церковь. Такие разные и внешне отчужденные, с усталыми лицами и душами, мы все подле отца Кирилла стали как дети. Ушло разномыслие, неприязнь, смягчились сердца. Лицо Батюшки сияло внутренним светом, и каждый думал о Вечности и о своей грешной душе. Часы Пасхи пели едиными усты и единым сердцем.
   Мы все воодушевлялись древними патериками и пытались следовать советам древних отцов. Но отец Николай, и отец Кирилл являют нам в наше время воистину равноангельное житие, настоящее монашество, ибо вся их жизнь на земле – непрестанная молитва и труд.
   Отец Кирилл истинное чадо Преподобного Сергия. Он изменил и освятил нас всех. Не сказав ни слова... Старец не читал нравоучений, не говорил проповедей. Когда пели Пасху, было видно, как он поет ее вместе с братией только душой, ведь губы сковала болезнь.
   Это и есть Любовь и Святость.
   У его одра, как и подле Батюшки, утвердилась в мысли: нет бед и горестей на земле, которые бы не разрешались во Христе. Только надо довериться Ему полностию, и Он все управит. Если бы мы все отдавали свое сердце Богу, то мир бы изменился.
   Сердце наполнилось милостию и тишиной. Сомнения, горечь и боль последних лет ушли прочь, не оставив следа.
   Десница Старца... От нее исходит Божественная Благодать. Образ незабвенного отца Николая ожил, полон огненной силы. И ожили его слова: «Благословение отца – это таинство и великая сила. Ангелы со светильниками будут освещать твой путь... Родные мои, драгоценные, не отчаивайтесь. Христос нас всех любит, только веруйте в Него несомненно, и спасетесь. Пусть Христос заполнит все ваше сердце и жизнь... Исповедь и Причастие».
   Воистину, рядом с отцами душа находится в Раю. За их молитвы Благодать покрывает нас, грешных. Отец Николай всегда напоминал: если мы живем в Таинствах Православной Церкви, то мы уже в Раю, ибо через Таинства приобщаемся Жизни Вечной еще здесь, на земле: «Веруяй в Сына имать живот вечный» (Ин. 3. 36).
   
   

Молитвенный покров над Россией


   Вот уже семь лет полностию недвижимый, ныне уже в истинных мощах, отец Кирилл остается среди нас, умоляя Спасителя сохранить Церковь в Святоотеческом Православии.
   Его многострадальное тело воистину превратилось в мощи. Быть на земле – невероятные муки. Но он не просит Господа облегчить его страдания. Он умоляет исцелить человечество от страшных язв. Мы не знаем почему, но Бог, по Своему великому Промыслу, соединяет его страдания и спасение тысяч душ. Это нельзя не увидеть сердцем... Жизнь Старца на волоске, и вот уже столько лет, ради людей, Господь не дает этому тонкому волоску оборваться.
   Сейчас Старец Кирилл созерцает Небо и видит Ангелов и Святых.
   Помню, как Батюшка Николай неоднократно уходил Домой, на Небо, ибо давно был готов к Вечности, а потом возвращался, со словами: «Ваши слезы вернули меня». Он знал, что нужен здесь, на земле, как нужен нам сейчас Батюшка Кирилл, ибо их смиренные молитвы отдаляют пришествие великого Дня Гнева Господня (От. 6. 7), когда Ангелы изольют на землю последние Чаши.
   Как пригвожденный ко Кресту, распростертый на больничной койке, он умоляет Бога пощадить мир и не наказывать за страшные отступления, особенно в церковной жизни. Господи! Слезы благодарности к Тебе текут при виде наших отцов. Таких пастырей, наверное, больше не будет.
   Трогательны и верны сердечные слова отца Павла (Груздева) об истинном русском монашестве, не имеющем ничего общего с теплохладным боязливым духовенством наших дней: «Люди они были не те, честнее самой честности. Одним словом, настоящие православные люди... Родные мои! А служили-то они как! Огонь сам с Неба сходил». (2)
   Как-то греческий Старец Порфирий сказал: «Есть Старцы, которые, когда поднимут свои руки на молитве, могут простереть молитвенный покров над всей Грецией».
   Милостив Господь, есть такие Старцы и на Руси...
   
   

«Церковь предвечна и нетварна»
   (Старец Порфирий Кавсокаливит)


   Необыкновенная сила духа, любовь и жертвенность сопричисляют уже сейчас отца Кирилла к сонму русских исповедников, как и Батюшку Николая, и отца Павла (Груздева). «Чтобы сейчас быть служителем Церкви, нужно быть жертвой» - неустанно внушал Митрополит Иосиф (Чернов) священникам.
   Скорбь отцов о неправо учащих о Боге, о введении догматических и вероисповедных реформ - календарной и богослужебного языка. Слезы об отверженных, хладнокровно навязывающих Христовой Церкви «единство духовных ценностей» с раввинами и латинянами, стремящихся к полноте власти над душами и забывающих, что все призваны служить Богу и ближнему, а не властвовать.
   Я помню взор отца Николая, также молившегося с горькой любовию о вразумлении тех, кто бросил Имя Христово на поругание миру и вывел Церковь на подиум. И его слова, запечатленные в сердце: «Берегите Церковь! Это самое дорогое, что у нас есть на земле. Любите Ее, как я любил, и не оставляйте врагу на попрание!»
   Произнося слово ЦЕРКОВЬ, отец Николай имел в виду не только Московскую патриархию, как это неверно ныне толкуют, ограничивая Евангельскую Весть и стремясь оправдать и загладить все «острые углы» нововведений и отступлений в церковной жизни патриархии. Батюшка так узко не мыслил, как люди, стремящиеся поделить всех на юрисдикции и ветви и дерзостно определяющие, в какой церкви есть Благодать, а где ее нет.
   Он говорил обо всей Нетварной Церкви Божией. Живой, воинствующей, Православной Церкви нашей, находящейся в каждом уголке земли. А также и о Торжествующей, Совершенной.
   Никогда страха ради иудейска он не произносил: «Нет, Патриарх все правильно делает». (3) И ни один истинный Старец так не скажет ни о ком, ибо только Господь без греха и нет под Небом человека, который бы все делал правильно. Это духовная истина.
   Напротив, когда привезла Батюшке доклад Патриарха Алексия II на епархиальном собрании от 15.12.2001, ставший «цитатником» для страдающих сектоманией и поиском «врагов церкви и инакомыслящих» и прочла слова о почитании Святого Благоверного Грозного Царя Иоанна и Мученика Григория Нового, спросил, волнуясь: «Это кто так говорит?» - Ответила: «Патриарх». – «Патриарх?! Прости его, Господи и помилуй!» - с сокрушением молвил Батюшка. – «Как же так?! Ведь Патриарху такие слова даже думать нельзя, а не только произносить... Прости его, Господи... Что-то такое кривенькое у них. Так нельзя!»
   Несмотря на глубокое уважение, которое Старец испытывал к Святейшему Алексию, он не принял его неправды в отношении Истины, гонимых святых и тех, кто их почитает.
   В ответ на переживания, что же теперь делать, просто сказал: «Молиться... Просить Господа, чтобы Он простил их, чтобы покаялись за этот страшный грех, и продолжать свои труды. Ничего не бойтесь. Как молились, так и будем молиться Царским Святым и Григорию». И добавил: «Неправда поможет открыть Правду».
   В тот день я осмелилась задать давно мучавший меня вопрос: «Отче! Почему ни Патриарх, ни один архиерей не спросят Вас о самом важном для Церкви? Духовно... Не только о Григории и Царе Иоанне. Ведь так много трудностей?»
   Батюшка оживился, будто бы крылия расправил, даже радуясь вопросу: «Так оно и есть. Не советуются... А я ведь мог бы им подсказать... Я ведь давно в Церкви живу».
   Преподобноисповедник схиархиепископ Антоний (Абашидзе), с которым Батюшка был духовно близок и часто молился в Китаевой пустыни под Киевом и в Лавре в тридцатые, дал заповедь при наречении во епископы Владыке Вениамину (Федченкову): «Не бойся говорить правду пред кем бы то ни было, хотя бы это был и сам Патриарх, или другие высокие в мире люди». (Православие.Ru.18.08.2011). Отец Николай всегда жил по этой заповеди и был примером для нас.
   Таким был Старец... Истинная свобода духа, присущая православной душе. Всегда был честен и прямодушен, но никого не принуждал, не оказывал давления. Если человек сам захочет – поймет, придет, и вечерю с ним сотворим... Уважал свободу ближнего и молитвенно ждал, что изменимся. Псковскому архиерею Евсевию подарил житие Старца Лаврентия Черниговского и Мученика Григория Нового, со словами: «Почитайте, Владыко, Вам это нужно».
   Он хранил старчество таким, как оно было у древнего монашества. Благодатным, а не дисциплинарным...
   Для отца Николая было дорого и свято только то, чем жили отцы, сохранившие ДУХ ЦЕРКВИ ХРИСТОВОЙ, русский дух, ведающий только Господа. И ему было не нужно христианство без Христа! «Христианство» общечеловеческих нравственных ценностей.
   
   

Святой на Небе и на земле


   Освященная душа Батюшки отошла от нас совсем недавно. Теперь он в Царствии Небесном. Если девять лет назад мы с печалию склонялись у его одра, ныне с радостию склоняемся пред его небесным ликом на иконах, источающих благодатное миро и исцеление: и веруем, в Боге смерти нет, ибо «Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых» (Мф. 22. 32).
   Мы чувствуем его молитву, а ведь «молитва – это таинственная сила, которая передается душе другого».
   Однажды у Креста священник с глубоким чувством понимания, кем для всех был отец Николай, сказал: «Если бы Батюшка не укрывал нас своими молитвами пред Небом, не известно, что было бы с Церковию» Истинны эти слова. Что было бы с нашей землей, если бы не Жертва Святых за грехи человечества?!
   Как Царственная Птица благословенный Старец пролетел высоко над мятежным миром, не растеряв внутреннюю тишину и сокровенность, по слову Божественного Симеона: «Убежим от мира, убежим обмана жизни и ее мнимого веселия, и прибегнем ко Единому Душеспасителю Христу. Его, везде присутствующего, постараемся найти и, найдя Его, ухватимся за Него, припав к Его ногам, и обнимем их в теплоте душевной... Постараемся еще при жизни увидеть Его и созерцать, потому что если удостоимся увидеть Его здесь ощутительно, то мы не умрем, смерть не овладеет нами. Не будем ждать будущего, чтобы Его увидеть, но будем подвизаться теперь, чтобы созерцать Его».(4)
   Батюшка созерцал Христа и не увидел смерти. Потому всегда повторял: «Надо целовать стопы Спасителю…»
   При первой встрече спросила Батюшку: «Как спастись?»
   Он указал рукой на икону Спасителя: «Иисус Христос»...
   
   

«Не бойся богатого грозы, а бойся бедного слезы»


   Когда в житии «Небесный Ангел» впервые опубликовали епископскую фотографию и свидетельство самого Батюшки, что он Архиерей, к отцу Кириллу обратилась настоятельница скита подворья Пюхтицкого монастыря: «Правда ли, что отец Николай был епископом?» Он ответил: «Батюшка, действительно, схиепископ. А Вас, почему это волнует?» Даже духоносному Старцу не понять, отчего такие волнения? Да, отец Николай был Епископом. Разве это грех?! Много было тайных епископов в Мученической Церкви, потому и сохранилась апостольская преемственность. Таков образ спасения Церкви во времена гонений. Тайной долгие годы оставалось священство и архиерейство Владыки Стефана (Никитина), Иоанна (Вендланда) священника Глебы Каледы, Сергия Дурылина и иных отцев. И не у всех были ставленнические грамоты. Надо только с любовию всмотреться в истинную жизнь Матери-Церкви и перестать мыслить советскими «штампами» и всего бояться. Ведь Господь взывает: «Что вы так боязливы, маловерные?» (Мф. 8. 26)
   И главное, Батюшка был глубоко убежден, что епископская власть дана в Церкви не для того, чтобы наказывать, а чтобы прощать – миловать, печалиться о пастве.
   Отец Кирилл с любовию принимал и иконы, и акафисты праведнику и не призывал ждать «пятьдесят лет, по прошествии коих архиереи решат, святой он или нет». Именно такую неправду внушают пастве боязливые священники, ныне открыто насаждающие и свое «евангелие», и свои «догматы», и свои «каноны». Увы, для нестойких христиан, не твердых в Вере и также боязливых, такие служители – соблазн, сбивающий с правого пути: «Не ранее чем через 50 лет после кончины, по заявлению местного клира и епископа конгрегация обряда производит троекратное исследование о жизни усопшего. После чего голосуют и объявляют блаженным» – так утверждает римское каноническое право. Но мы, слава Богу, не католики! Не надо навязывать чуждые Православию традиции!
   До сих пор продолжают гневаться «радетели», в основном духовенство: «Архиерей? И Патриарх, и мы не знали. И как это он, будучи Архиереем, служил как простой протоиерей? Это все равно, что генералу опуститься до солдата»...
   Но тогда совсем не понять как Господь, Царь Царей, умывал ноги Своим ученикам, простым галилейским рыбарям и одновременно Апостолам.
   Митрополит Питирим (Нечаев) вспоминает о сотруднике издательского отдела МП: «Н.П. Иванов был личностию чрезвычайно интересной. Умер в девяностые, и тогда выяснилось, что он был подпольным священником – за это, в свое время, и сидел. Тайну эту он хранил всю жизнь. Причащался всегда как мирянин, был иподиаконом у Патриарха [Алексия I], а потом – у Митрополита Ювеналия». (5) И ведь Патрирх тоже не знал!
   Подумалось мне, может, плач Матери-Церкви исцелит от неправедного гнева этих боязливых и гневливых, никому не доверящих законников? Но если и приведенные ниже слова не умягчат сердца и не откроют ум, как можно быть тайным схиепископом и не кричать об этом - то такие немощи врачуются только молитвой...
   
   

«Я – Архиерей! Но таковым меня соделала Мать-Церковь»
   Старец Николай


   Вот как о радости, о сердечной молитве, наполнявшей находившихся в ГУЛАГЕ, поведал архимандрит Павел (Груздев): «Кто в войну не сидел, тот и лагеря не отведал. Словно в первые христианские века, когда Богослужение совершалось зачастую под открытым небом, православные молились в лесу, в горах, в пустыне и у моря».
   «В уральской тайге служили Литургию заключенные Вятских исправительно-трудовых лагерей. (Там отбывал срок и отец Николай – авт.) Были там два епископа, несколько архимандритов, игумены, иеромонахи и просто монахи. А сколько в лагере было верующих женщин, которых всех окрестили «монашками», смешав в одну кучу и безграмотных крестьянок, и игумений различных монастырей. По словам отца Павла, «была там целая епархия!»
   Когда удавалось договориться с начальником второй части, ведавшей пропусками, «лагерная епархия» выходила в лес и начинала Богослужение на лесной поляне. Для причастной Чаши готовили сок из разных ягод: черники, земляники, ежевики, брусники - что Бог пошлет; Престолом был пень, полотенце служило как сакос, из консервной банки делали кадило. И архиерей, облаченный в арестантское тряпье: «Разделиша ризы Моя себе и об одежде Моей меташа жребий» - предстоял лесному Престолу как Господню, ему помогали все молящиеся.
   «Тело Христово приимите, Источника Безсмертного вкусите» - пел хор на лесной поляне... Как молились все, как плакали - не от горя, а от радости молитвенной...
   При последнем Богослужении […] молния ударила в пень, служивший Престолом, чтобы не сквернили его потом. Он исчез, и на его месте появилась воронка, полная чистой, прозрачной воды. Охранник, видевший все своими глазами, побелел от страха, и говорит: «Ну, вы все здесь святые!» (6)
   Даже охраннику было ясно, что перед ним – Святая Церковь Христова, а вот некоторым священнослужителям – непонятно.
   Именно в Вятских лагерях, рассказывал мне Батюшка, случилось с ним настоящее чудо. Его убили уголовники: притиснули к глухой стене и толкнули на него груженую вагонетку. «И душа моя уже вышла из тела и пошла ко Господу. И такая радость объяла меня… Потом батюшки взяли мое тело, отнесли в сторонку и стали служить на мне Литургию. Я столиком был – Престолом. И вот вижу, Царица Небесная идет ко Спасителю и просит: «Оставь его на земле, он нужен Церкви». Потому, прикровенно, в стихотворении «Автобиография. В тридцатые годы ХХ века» Старец написал: «Прошу, Святая Дево! В несении Креста, для Славы Божией Церкви, спаси, спаси меня!»
   
   

«Попейте чайку!»


   Батюшка был немногословен. «Святые молчат» - как-то обронил Старец. Но дух, обитавший в его сердце, приводил к Богу. Часто без слов...
   «Православное кино наше имеет своим началом фильм режиссера В. Дьяконова «Храм». (Сценарист А. Никифоров,1988 – авт.) – читаем в замечательной статье В.П. Виноградова «Экклезия?», раскрывающей причины нашей духовной трагедии. - В сущности, не весь этот фильм, а только маленький эпизод [...], который длился на экране всего-то секунд тридцать [и] который приковал к себе зрителя, потому что показал человека, на ком почила Благодать. [...] У стола, на котором стоит самовар, сидит протоиерей отец Николай Гурьянов. Он смотрит на зрителя своим ясным, чистым детским взглядом. И, вдруг, говорит ласково, тихо, неторопливо и убедительно: «Благодарите Отца Небесного! У нас ведь все-все есть в изобилии: и хлеб, и сахар, и труд, и отдых. За все, слава Богу!»
   Больше он не знал, что сказать, сидя перед непонятной ему камерой и осветительными приборами, направленными на него. Несколько секунд он продолжает просто смотреть своим открытым взглядом, лишенным всякого лукавства, на стоящих перед ним людей: режиссера, оператора, осветителей. [...] И вот снова неожиданно он берет стоящую перед ним чашку чая и, протягивая ее, возможно, беседующему с ним, произносит: «Попейте чайку!» Еще несколько секунд его любящий взгляд оставался на экране, и все…
   И именно этот эпизод и был тем началом российского православного кино, которое дало мiру такие шедевры, как «Полк, смирно!», где все творческие силы отдавались раскрытию внутреннего мира православной души. [...] «Попейте чайку!» - проникало в каждое сердце. А почему? Что за знания такие доходили до самого сердца? А не в словах дело! Все дело в Любви, исходящей от говорившего эти слова. С экрана на зрителей смотрел человек, который любил не всех, а каждого из них. Вот и весь секрет истинного православного кинематографа. Он не в каком-то там возрождении непонятно чего, он не в отсутствии ведущих и дикторского текста, он в… Любви, исходящей с экрана, хотя бы всего только 30 секунд.
   Да, еще 25 лет тому назад можно было даже на экране увидеть саму Любовь, о которой непрестанно говорил Господь Христос. Ныне же видим лишь стремительное ее охлаждение.
   [...] Хочется предложить совет [...] снимающим ныне множество фильмов [...] Прибегнем к сравнению: Святитель Николай Сербский […] обратился в свое время к сербам с настоятельной сердечной просьбой: «Серб, веди себя мудро, как отцы твои. Не позволяй каждому, чтобы пастырем был». Точно так и режиссер православного фильма: не позволяй каждому влезать в твой кадр! В художественном кино, чтобы этого не было, есть «кастинг». Наш «кастинг» - найти протоиерея Николая Гурьянова, который даже тридцатью секундами пребывания в кадре, освятит весь фильм, как ученик Христов, любящий каждого зрителя, покажет собою суть Православия». (7)
   
   

«Благодатию спасаемся, а не законом»
   Старец Николай


   Истинность духовного наблюдения Вадима Петровича о великой силе Благодати, исходившей только от лика Батюшки, подтверждается многими свидетельствами: «А к Вере Господь привел через Батюшку Николая (Гурьянова), Царствие Ему Небесное... По этому поводу написал такую частушку:
   
   Я прихрамывал да язву имел,
   От отчаяния в подушку ревел,
   То бросало меня в жар, то в лед,
   Углублялся то в леса, то в народ.
   А спасение с надеждой пришло,
   Словно в темечко кто хряпнул веслом,
   Человек святой мне глянул в глаза,
   С той поры я православная овца.
   
   Почему частушку? Потому что встреча с Богом была очень радостной, улыбка Благодати не сходила с лица, наверное, что-то с неделю, а может и больше... Кстати, с Батюшкой я лично не встречался, а просто посмотрел документальный фильм о нем! Пути Господни неисповедимы, хотя я сейчас понимаю, что это была «обычная», предваряющая БЛАГОДАТЬ. Храни Бог!» (8)
   
   

«Достаточно ему посмотреть на меня – и мне уже все понятно»


   И еще подобное слово от сердца: Архиепископ Павел Рязанский и Касимовский (Пономарев), в 1988-1992 наместник Псково-Печерского монастыря и имевший радость общения со Старцем, в одной из радиопередач поведал такую историю – рассказывал с его слов Николай Борисов, ктитор Храма Царственных Мучеников на территории бывшей Никольской богадельни в Рязани. Там были обретены два Чудотворных образа – Мироточивый Царя-Мученика и Кровоточивый Царской Семьи:
   «К нему обратился младенец с вопросом: «Владыка, а чем отличается священник от священника-Старца? И Владыка ответил: «Я как Архиерей могу час убеждать, говорить и сомневаться, убедил я или нет, нашел я нужные слова для собеседника или нет. А вот Старец Николай – ему только достаточно посмотреть на меня, и мне уже все понятно, и даже не посмотреть, а пройти мимо. Вот кто такой Старец! И я такого Старца знаю – отец Николай Гурьянов... Ему подобных нет!»
   
   

«Плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная» (Рим.6.22)


   «Недавно почившие Старцы уже почитаются в народе как святые, хотя еще не канонизированы. Например, переживший революцию, Гражданскую и Вторую Мировую войны, коллективизацию и репрессии подвижник с Острова отец Николай Гурьянов. К Старцу приезжали не только со всей России, но и со всех концов земного шара. Побывавшие у него люди буквально начинали новую жизнь. На крыше дома Батюшки всегда сидели нежно воркующие голуби, а на фотоснимках часто обнаруживались Ангелы и светящиеся Крестики. 24 августа 2002 Старец Николай завершил свою земную жизнь, но и сейчас помогает людям, молящим его о помощи». (9)
   Таких свидетельств множество. Это нескончаемая Книга народной благодарности. И если кто побывает на могилке Батюшки, сразу поймет, что к нему обращаются как ко святому. Уже во время погребения было очевидно, что это были не похороны, а прославление, причтение к лику святых Исповедника Христова.
   
   

Небесный защитник Сербии


   Почитание святых сразу по кончине – устоявшаяся традиция Вселенской Церкви. «В Сербской Православной Церкви зафиксированы первые случаи изображения почившего Патриарха Сербского Павла в образе святого и внесения его имени в месяцеслов» - сообщает сербское издание «Вести». Почивший Патриарх Павел (+15.11.2009) на фреске в сербском храме в Австралии был осенью 2010 изображен с нимбом, а в церкви Вмч. Димитрия в Косовской Митровице его имя внесли в список поминаемых в храме Святых.
   Процесс канонизации Патриарха Павла пока еще не инициирован, но, как говорят специалисты, изображения его святым не противоречит традиции. Иконописные изображения преподобного Иустина (Поповича) и Святителя Николая Жичского (Велимировича) появились задолго до их официальной канонизации.
   «Не существует ни одного канона, регулирующего процедуру и время, по которому какого-либо человека начинали считать святым. В Православной Церкви одно из важнейших условий – это что его народ считает святым и оказывает ему уважение, как и другим святым. Не обязательно, чтобы имя его вносилось в списки Святых. Например, никогда не было официальной канонизации Св. Сербского Короля Милутина» - прокомментировали ситуацию на Белградском Богословском факультете».(10)
   Замечательно, что сразу по кончине, была составлена, отпечатана и в день похорон роздана народу Молитва Святому Патриарху Сербскому Павлу.
   
   

Максимка


   «24 июня 2000 приехала к отцу Николаю Гурьянову на Остров. Я очень скорбела о том, что сын и невестка, уже пять лет как женатые, не имели детей. Попасть к Старцу было невозможно, но передать записочку удалось. Каково же было мое удивление, когда ровно через девять месяцев невестка родила мальчика. Тогда я поняла, что по молитвам Старца Николая. Через год я опять поехала к Старцу, чтобы поблагодарить за внука и попросить помолиться о его Крещении: родители категорически отказывались крестить младенца. В тот день Псковское озеро так штормило, что были отменены все рейсовые катера. Взмолилась тогда Святителю Николаю: «Отче Николае! Помоги!» И он помог. Нашелся смельчак, который переправил меня на моторке на Остров. И вот опять заветная калиточка у домика Старца. Вышла келейница, взяла записочки. Наконец, вынесли ответ с благословением отца Николая: «Срочно окрестить мальчика». Я недоумевала, как же выполнить благословение? И произошло еще одно чудо. Вскоре после поездки сын говорит: «Мама, мы завтра идем крестить Максимку». По молитвам отца Николая наш малыш принял Таинство Крещения».(11)
   
   

«Он – Святой»


   Случай скорого исцеления от фотографии мощей праведного Старца Николая, подобный чудесам, происходящим от фотографий с мощей Блаженного Иоанна Шанхайского.
   «Хочу свидетельствовать о чудесном исцелении по молитвам новопреставленного [...] Старца Николая (Гурьянова) - обращалась к верующим 3 сентября 2002, по прошествии всего десяти дней по упокоении Батюшки тяжело больная женщина из Петербурга. – Нет слов человеческих, чтобы выразить печаль в связи с его кончиной и нет слов, чтобы выразить радость, что сейчас он стал, по истине, живее всех живых. Вот уже больше недели обострилась старая рана на ноге (следствие обширного ожога на голени). Была воспалена, мучит сильный зуд. Но ничего не бывает без Божиего попущения. [...], я у Господа просила лишь терпения. Мои православные сестра Ирина и брат Димитрий в эти печальные дни были на Острове и привезли [...] фотографии, где Батюшка лежит во гробе с Евангелием, Крестом. […] Я и раньше слышала о нем, смотрела видеокассеты, но я – инвалид-колясочница и побывать у него не было возможности, да и исцеляться не хотела. Учусь радоваться болезням и скорбям, ведь Господь знает больше меня, что для меня полезно. И вот, когда я просматривала фотографии дорогого нашего Батюшки, меня посетила мысль: «А ведь он – Святой. Он сейчас предстоит пред Господом молится о всех нас».
   Я перекрестилась, поцеловала на фотографии Евангелие, Крест, десницу отца Николая и попросила, чтобы он умолил Бога исцелить мою ногу, чтобы я могла засвидетельствовать, что Старец Николай – Святой. [...] После трижды крестообразно провела по больной ноге фотографией, со словами: «Во Имя Отца, Аминь! И Сына, Аминь! И Святаго Духа! Аминь!» - Так сделала ночию, затем днем и следующим утром. Нога моя теперь совершенно здорова. Свидетели тому супруг раб Божий Виктор и сестра во Христе Тамара. Слава Тебе, Господи! И дай, Господи поскорее канонизировать Батюшку, чтобы вся Россия, весь мир мог молиться ему в Храмах, иметь его Иконы.
   Раба Божия Надежда. СПб. 3.09.2002». (12)
   
   

Батюшкин коврик спас


   Приведем свидетельство священника Михаила Женочкина, недавно почившего настоятеля Гдовского Свято-Державного Дмитриевского Собора.
   «Пока храм строился, с 1988 батюшка (о. Михаил – авт.) проводил Богослужения в тесной избе. А вскоре кто-то, тайно проникнув в молитвенный дом, облил его керосином и поджег. Пожарники успели вовремя. О. Михаил вспоминал: «Удивительно, что огонь прекратился возле диванчика, накрытого ковриком отца Николая. – Как-то, в очередной мой приезд на Остров, Батюшка подарил мне коврик, сказав: «Может быть, где-нибудь пригодится». Вот и пригодился...»
   
   

Остров Цветов


   Часто память об усопших людях со временем угасает, хотя бы и великими были их заслуги пред человечеством. Имена начинают забывать, подвиги стираются из памяти, а тропинки к могилкам неумолимо зарастают. Но только не на Остров к отцу Николаю! У Креста всегда море людей, море птиц и море цветов. Он ведь так любил все живое, а цветы – «остатки рая на земле», потому и украшают Крест и могилку кринами сельными. Особенно в памятные дни. Приносят в дар благоуханные лилии и белые розы. Как цветы для Матронушки, а в Дивеево украшают канавку, а в Печерах на Успение дорожку для Царицы Небесной. Красота земной природы напоминает о красоте небесной, о райском вертограде, и цветы - это образ евангельской добродетели. У каждого цвета есть своя символика. Лилии и белые розы – это чистота и целомудрие, красные – мученичество.
   И все дышит одним – упованием на вечную жизнь в Царствии Христа по молитвам святого Старца.
   Усердие и благоговение Батюшки пред Божией Материю возвращается ему сторицей: Она украшает его ныне как Свой возлюбленный Духовный Небесный Цвет. Еще при жизни, вся келлия была буквально усыпана цветами. Она их не вмещала. Повсюду стояли корзины и букеты дивных растений, а самые огромные размещали даже в саду. «Я их люблю – и они меня любят» - говорил Батюшка. И ныне на могилке всегда живые цветы. Удивительно, они подолгу не вянут, даже если стоят без воды, даже в зимнюю стужу. У Креста, пред иконой Царицы Небесной и небольшим портретом Батюшки в любую погоду облако из лилий.
   Начиная со дня погребения, цветы стали уносить как его благословение, для исцеления, как у Блаженной Матронушки. Такая вера в заступничество отца!
   С каждым годом все больше приезжают к его мощам. Тихо горит неугасимая лампада, из которой люди сами помазываются «маслицем Батюшки Николая». Особенно дети... Все, как было при земной жизни. И тихо слышен в сердце голос отца: «Я помажу вас моим иерусалимским маслицем... Из Горнего Иерусалима».
   Люди веруют, что по святости жизни подвижника Господь наделил маслице особой силой нести исцеление. Только этого откровения, этого знания достаточно, чтобы убедиться в великой святости смиренного Старца. Ведь в духовном мире нет случайностей: к пустому источнику не идут. Все на свете имеет свою причину. И ныне, по прошествии девяти лет, очевидно, что Благодатию Божией у мощей отца Николая исцеляется множество людей от тяжелых духовных и телесных болезней.
   Это свидетельство почитания святости подвижника народом. Многие исцеления удивительны для врачей, так как были неизлечимы. Но молитва к праведному Николаю Островному и помазывание иерусалимским маслицем побеждают недуг и смерть.
   

Молитвами Старца Николая да будет вся наша жизнь Благодарением Господу


   

Схимонахиня Николая (Гроян)


   
   Примечания.
   (1) Русский Старец Тихон Святогорец. М.2001.С.36
   (2), (6) Дайте нам от елея вашего. Саратов. 2009. С.293
   (3) Протоиерей Валериан Кречетов. Мария и Марфа. Т.1.2006. С.560.
   (4) Архиепископ Василий (Кривошеин). Преподобный Симеон Новый Богослов. 1996. С. 226
   (5) Русь уходящая. М. 2007. С.309
   (7) Вадим Виноградов. Экклезиа? (Оазис прелести).https://metanthonymemorial.org №162
   (8) Форум диакона Андрея Кураева. Дмитрий Гусев. Лицедейство и Церковь. 19.01.2007. 17:11:55
   (9) Алексей Худяков. http:/goldenmiddle.ru
   (10) Седмица. Ru
   (11) Ирина Трохова. СПб. Форум Акушерство. Ru.27.08/2008
   (12) https://www.stseraphimmichigan.org/big/raz/raz159-5html

 



















13-09-2011, 13:17
Автор: Александр
Просмотров: 7 038
  • Нравится
  • 11
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.